Year of UNTAC - Russian coverРоссияне могут гордиться своим длительным сотрудничеством с Камбоджей в тяжелые для нее дни — с 1979 года, года разгрома красных кхмеров, по 1993 год, год выборов, после которых в страну пришел долгожданный мир. Проницательно, с большим юмором и глубоким уважением к камбоджийскому народу в книге рассказывается об этих событиях, о человеческих судьбах и о любви, трогательной и необычной.

Один из героев книги, русский сотрудник ООН Сергей А., любезно согласился написать предисловие к этому изданию.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ
Сергей Агаджанов, дипломат
Москва, Россия
Декабрь 2017 года

Являясь невымышленным персонажем этой книги, я с большим удовольствием пишу предисловие для первого российского издания “Камбоджи и года ЮНТАК”, книги, в которой в отличие от всех, попадавшихся мне до этого, не только честно, но, что не менее важно, очень по-человечески рассказывается о пребывании Временного органа ООН в Камбодже и о том, как туда пришел мир после 23 лет войны.

Позвольте мне начать с нескольких слов о себе.

Я приехал в Камбоджу по контракту с ООН 8 марта 1992 года и был назначен помощником руководителя группы планирования выборов в Передовой миссии ООН, которая буквально через несколько дней была преобразована во Временный орган ООН (ЮНТАК), где я стал помощником Главного офицера по выборам. Попал я на эту выборную стезю не по своей непосредственной специальности (я закончил МГИМО и работал в МИДе), а исключительно потому, что хорошо знал кхмерский язык, что оказалось крайне востребовано при планировании, организации и проведении выборов в стране, где, после целенаправленного их  уничтожения полпотовским режимом и многолетнего остракизма правительства многими государствами после 1979 года практически не осталось людей, владеющих иностранными языками.

Кхмерский язык я изучал в институте и оттачивал в двух командировках в советском посольстве в Пномпене, что помогло в знакомстве со страной, ее культурой и традициями, а также со многими политическими деятелями. Я неплохо знал историю Камбоджи, особенно XX века, защитив кандидатскую диссертацию по камбоджийской проблеме. Этот накопленный страноведческий багаж оказался бесценен и в моей ооновской работе в Камбодже.

Поначалу нас, ооновцев, было немного и почти все скоро перезнакомились и подружились. Это было важно, так как многие из нас никогда до этого в ООН не работали, и нам всем пришлось пройти срочный курс “начинающего ооновца”, чтобы понять стиль и методы работы ООН, включая ее бюрократию и администрацию. Навсегда со мной осталось обретенное тогда чувство единства человечества, когда национальное, культурное или любое иное различие перестает иметь значение, становится скорее необходимым дополнением и самостоятельной ценностью в нашей ооновской “вавилонской башне”.

Почти все мы были молоды, полны энтузиазма и веры в идеалы ООН, нам хотелось сделать все возможное для выполнения нашей миссии в этой стране. А для меня эта миссия была особой вдвойне, ведь я знал Камбоджу не понаслышке, прошел вместе с кхмерами тяжким путем национального возрождения и считал своим долгом посильно помочь им и в деле национального примирения после десятилетий войн и братоубийства. Тем более, что, работая в МИД СССР, я участвовал в подготовке Парижской международной конференции по Камбодже и присутствовал при подписании мирных соглашений в Париже в октябре 1991 года.

Впервые я приехал в Камбоджу в начале мая 1979 года, буквально через четыре месяца после освобождения большей части страны от полпотовцев вьетнамскими войсками и их камбоджийскими союзниками. До сих пор с болью я вспоминаю весь ужас того, что я и мои немногочисленные коллеги в нашем посольстве увидели тогда в Камбодже. Эта горькая память неизменно придавала мне не только моральных, но и физических сил для полной самоотдачи во все годы моей работы в Камбодже, и особенно в ЮНТАК, где я был одним из первых и одним из последних сотрудников миссии (я уехал из страны в марте 1994 года).

Моя жизнь сложилась так, что после ЮНТАК мне больше не довелось побывать в Камбодже, но я всегда с интересом следил за развитием этой столь близкой мне страны, поддерживал контакты с коллегами-ооновцами по тем незабвенным временам. И, естественно, мне было несказанно интересно прочитать книгу моего друга Тома Риддла, с которым нам многое довелось испытать и пережить в ходе работы в миссии ООН в Камбодже. Читая эти страницы, я мысленно переношусь в те годы, вспоминаю людей и события так живо, честно и бесхитростно описываемые Томом в его книге. Иногда я даже ощущаю вкус и запахи, слышу голоса и мелодии Камбоджи тех лет, заново переживаю наши бесконечные приключения, трудности и радости, успехи и поражения, тот непередаваемый дух воодушевления и товарищества, совместных усилий в cозидании чего-то очень важного и такого человеческого – не для себя, а для миллионов незнакомых и исстрадавшихся людей…

Наверное, пережить такое дается лишь раз в жизни, и я искренне благодарен Тому за то, что он написал эту книгу, которая теперь лежит на моем рабочем столе и к которой я периодически возвращаюсь с неизменной признательностью ее автору и всем упомянутым в ней людям.

Ниже несколько слов от переводчицы (Аллы Доброхотовой):

Впервые я прочитала книгу в 1997 году и не cмогла ее забыть. Необычное и очень красивое сочетание талантливого повествования, точности исторических фактов и невыдуманной истории любви поразило меня. Я тогда подумала, что книжка слишком хороша для документальной прозы. В 2017 я написала автору и попросила у него разрешение на перевод книги. Он меня поддержал, помогал мне, когда было нужно, послал много фотографий и  послесловие для нового издания. Уже закончив перевод, я обратилась к Сергею А.  с просьбой написать вступление и он с удовольствием откликнулся, вскоре прислал готовое предисловие, чему я несказанно рада и выражаю ему за это свою благодарность.

Дорогие читатели, вы можете заказать русский перевод в следующих интернет-магазинах:

http://delokrat.org/shop/product/kambodzha-i-god-juntak-zhizn-i-ljubov-v-kambodzhe-vo-vremja-vyborov-1993-goda/

или

https://www.bookvoed.ru/book?id=8543887